В начало » ЖЖ

История о том, как папа с мамой не познакомилисьмои родители

9 ноября 2013 63 views Нет комментариев

image

Подруга как–то рассказывала:
Случился у её мамы в молодости, по институтским временам, объект вожделения: высокий такой блондин с голубыми глазами, однокурсник, ага. А мама её вся такая из интеллигентной семьи была: всё писатели, да художники, или вроде того.
А объект ну так весь из себя хорош был, что увлажнялось вокруг него всё из женского рода…
Да что там: даже вековые сосны смолой истекали, когда он мимо проходил!

Как–то, однажды, пошли они всем курсом в кино, стало быть. А погода, надо сказать, в тот день была преотвратительнейшая! Морось и ветер на улице, холодно, бр–ррр! Но: «Что мне снег? Что мне зной? Что мне дождик проливной, — когда мои друзья со мной!»
Романтика. Советский кинозал. Плавно гаснет свет, начинается фильм.
А выпало–таки сесть им рядом, объект слева. Ну вот мама подруги цветёт и думает, как бы не упустить такой момент. Что бы такого спросить, чтобы разговор тихий завязать? И такой, значит, разговор, чтоб потом самой не стыдно.
Думала она, думала, а тут ей в левое ухо басовый шёпот доносится, с характерным таким говором:
«Ты.. Эта.. Плашш–та сыми. Взопрешш!»
Не нашла мама в себе сил даже голову повернуть в ту сторону. Так и просидела весь сеанс, глядя на номерок сиденья перед собой.
Прорыдала потом весь вечер. Всем соседкам подушки намочила.

Друг как-то рассказал:

Сидит мой отец, значица, в кинотеатре, рядом очередная телка с томным взглядом системы «меня три дня не доили». Хучь волком вой. Опять выкарабкиваться посреди сеанса, увязая по колено в вагинальной смазке. Опять прогулки при луне, а также без оной. Поцелуи, страстностью и глубиной своею наводящие на мысли о гастродуоденальном клапане. Убийственно тупые разговоры про ну как тебе фильм, а вот мы с Ленкой в прошлом году в Алуште, про сапоги новые, венгерские. Чушь собачья. Потом — а давай познакомимся с родителями. Потом это фамильярное похлопывание по плечу и — с покряхтыванием — ну что, зятек? И опять не брать трубку. И опять переходить на другую строну улицы, прятаться в пустых аудиториях, выслушивать, если вдруг нос к носу, читать кабутовпоследний раз записочки или, не дай боже, вытаскивать из свернутой в петлю маминой скатерти в красных маках, как ту дуру Ленку.

А дома диссертация недописанная. И свежий Довлатов с трогательными съехавшими буквами старой пишущей машинки Марьи Ивановны. И новехонькие резцы, еще в смазке, поблескивают — а фанерка куплена, тушью чорной, как вороново крыло, покрыта, высохла уже вся и черный рыцарь в раздувающемся на ветру плаще только и ждет легкого, будто смычком по струнам, касания резцом, чтобы выступить вперед, явить себя среди чернильной этой тьмы.

Поэтому отец эдак поднатуживается, сворачивает мандибулю вбок, и со всем присущим ему пиететом:
— Нну… Ты эта. Плащ–та — сыми. Взопрееш!

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставьте комментарий!

Оставьте ваш комментарий или trackback со своего сайта. Вы можете подписаться на новые комментарии через RSS.

Придерживайтесь темы записи. Никакого спама!

Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>