В начало » ЖЖ

Как я был преподавателем

4 сентября 2013 56 views Нет комментариев

image

Пары мне довелось вести в Уральском государственном горном университете, на своей родной кафедре. Что я могу рассказать вам про этот университет? Всё очень плохо: свой храм, казаки, постоянно идущая самодеятельность, участие студентов в митингах ЕР, кумовство и блат.
Тем не менее, из своего обучения там я кое–что выиграл: а именно, понимание того, как НЕ НАДО учиться.


В феврале я уволился и провёл свою первую пару.
Я вёл предмет под странным названием «Ноксология», или «наука об опасностях».
Вы не найдёте статей по этой теме в солидных научных журналах. Говорят, автор рекомендованного учебника очень сильно захотел, чтобы его труды были бы обязательны к изучению в высшей школе. Он добился своего, и теперь этот предмет есть почти во всех технических университетах.
Этот учебник написан просто отвратительно: сами понимаете, новое научное направление очень тяжело создать с нуля, поэтому он представляет из себя мешанину из ОБЖ, охраны труда и обрывочных сведений по физиологии.
Именно по этой причине на первом же занятии я показал купленный учебник, сказал, что заниматься мы по нему не будем, а будем заниматься по моему курсу, а предмет я буду называть «Управлением чрезвычайными ситуациями» (Emergency Management).
Возможно, каким–то секретным подразделениям МЧС и выдают хорошие учебники, но когда я готовился к тому, что буду вести занятия, и кратко просмотрел существующие пособия, то пришёл в ужас.
Всюду устаревшая информация, более чем наполовину состоящая из гражданской обороны, подготовке к войне, а также общих слов о том, что «мировому сообществу надо сплотиться…», «принят план действий по…», «решающая роль МЧС…» и так далее.
Именно поэтому я сделал свой курс. Сложнее всего было придумать: про что же рассказывать на следующей лекции? Хотя я составил общий список тем, общая структура курса не вырисовывалась сразу.
Потом наконец–то я осознавал, про что я хочу рассказать, хищно нападал на компьютер и переводил 10–20 страниц из подготовленных книг и статей, правил, подгонял под российское законодательство, а во второй половине семестра, когда у меня появился проектор, то готовил и презентацию.
Конечно, немного от намеченных тем приходилось отходить, ведь когда упал Челябинский метеорит, то грешно было бы не рассказать студентам про последние наработки NASA в этой области.
Всего у меня было около 70 студентов, и первую половину семестра занятия проходили в большой римской аудитории.
До этого я никогда не выступал перед столь большими аудиториями, поэтому, безусловно, это было испытанием. Тем не менее, когда–то я обучал пенсионеров работать на компьютере…

Вести пары в университете — это очень интересно. Каждая пара становится соревнованием — а вдруг студент задаст какой–нибудь заковыристый вопрос? А вдруг я сделаю ошибку?
Именно поэтому в лекции я вкладывал всю душу. Репетировал каждую лекцию дома, тренировал речь по приложению, а фоном слушал радио «Орфей»: речь ведущих заслуживает множественных похвал.
Я установил простые правила:

А) Можно не ходить на пары.
Б) Можно тихо уходить с пары в любое время, и приходить на пару в любое время.
В) На парах можно делать всё, что угодно, но тихо.
Г) Мне всегда можно написать на специальный ящик электронной почты.
Д) Если мне становится скучно, то мы заканчиваем пару. Лекции шли по 30–60 минут, но были весьма концентрированными (позаимствовал на Coursera).

Первую половину семестра мы разговаривали про общие концепции управления чрезвычайными ситуациями, про охрану труда, где мне удалось поделиться своим опытом в этой сфере, и рассказать слушателям про реальную ситуацию в этой сфере, и слегка погромить мифы. К сожалению, сейчас на бакалавриате дают очень мало математики, и она у студентов была очень давно, потому я сделал акцент на обучение тому, что называется security mindset, или же «мышление безопасника». Мы обсуждали истории минирования школ и университетов (конечно же не нашего, товарищ майор), придумывали, как бы грабители ограбили банк, совсем немного затронули понятия аутентификации и авторизации.
После демонстрации пластикового ножа Cold Steel, который можно пронести через рамки металлодетектора посещаемость явно выросла.
Моим постоянным нападкам подвергался несчастный охранник на входе, который являлся ярким примером «театра безопасности».
Занятия почти всегда проходили весело, а пара немного более скучных лекций — это лишь моя вина.
Конечно же, ко всем студентам я обращался на «вы», как и при личном общении, так и в переписке. На фоне остальных преподавателей (я ещё могу понять пожилых, но молодые?), очевидно, это их весьма порадовало.
В апреле мне дали аудиторию с экраном и проектором и у нас начались презентации.
Тут уже можно было развернуться, поэтому удалось обсудить биотерроризм, химические опасности, кибертерроризм, терроризм, лесные пожары, чуму, панику и ещё некоторые темы.

Формой сдачи экзамена был зачёт, а допуском к зачёту был проект. Он же и являлся большим практическим занятием: оборудования для опытов и экспериментов на кафедре нет, компьютерный класс довольно убог, решать теоретические задачи в тетрадке — скучно.
Поэтому я сделал так: создал список объектов (детский сад, школа, больница, городская администрация), и опасных событий (пожар, городские беспорядки, наводнение), и создал под сотню уникальных пар, которые и раздал каждому студенту.
Задание звучало примерно так: «Вы знаете, что через какое–то время в этом месте произойдёт что–то плохое. Подготовьтесь, вот план». Я разрешил использовать любые методы и средства, пояснив, что если они хотят выдать учителям AR–15, чтобы убивать террористов — это их неотъемлемое право. Смотрю сейчас курс на Coursera, там примерно это же самое задают.

Задания я принимал точно так же, по почте, в электронном виде, поэтому найти плагиат проблемой не являлось. А ещё мне не нужно было идти в университет, чтобы встречаться со студентом. Использовал и социальные сети, когда необходимо было уведомить всю группу.
На зачёт я допускал всех, кто сдал проект. Тем, кто не сдал, но пришёл — давал срок в 1–2 дня.
Зачёт проводил в форме теста.
Я разрешил пользоваться любыми источниками.

Во–первых, так как я писал курс сам, на русском что–то найти было затруднительно.
Во–вторых, я считаю довольно унизительным для студентов слежение на экзамене.
В–третьих, времени я давал мало.
В–четвёртых, разрешил говорить меж собой, но без звука, в этом случае время для всей группы урезалось.
Так я получил очень интересный инструмент для принятия зачёта или экзамена, сложность которого можно повышать или понижать.
Естественно, так как это был мой первый курс, то любые сомнения решались в пользу студентов.
Хотя мне в деканате и на кафедре намекали, что «все сдадут и так», «надо поставить», но все у меня сдали честно.
В мае кафедра захотела, чтобы я вёл пары ещё и у заочников, про что мы совсем не договаривались. Я отказался, и, увы, этот семестр был последним в этом университете.
Я готовился, в случае, если меня кто–то попросит поставить зачёт за просто так, или предложит взятку, действовать в режиме «Господь, жги!», но все студенты постарались, и нужды в этом не возникло.
После окончания семестра я сделал небольшой социальный опрос в Google Drive, чтобы примерно понять впечатления студентов и поделился небольшим списком литературы.
Было очень приятно получать от них письма, в которых они просили прийти к ним в следующем году и тоже что–нибудь вести.
Впаду в грех тщеславия и похвастаюсь несколькими:

Вам спасибо за нестандартный подход по передаче информации. Вы, наверное, единственный преподаватель, у которого на лекциях и практиках присутствовало большая часть группы и потока.

Продолжайте в том же духе, очень новаторское ведение предмета, и интересно было. Всех все равно не получится научить дисциплине, кому–то что ни делай — будет неинтересно, но вашими методами вы охватываете гораздо больший процент аудитории, чем многие преподаватели. 

Спасибо, за то, что вы думаете не только о передаче знаний, но и о форме этой передачи

Всё очень здорово и интересно! Я рад, что у нас был такой предмет и преподаватель!) Было интересно и весело!) Замечаний нет)) Успехов!

За работу я, как почасовик, получал около 400 рублей в месяц (2000 рублей за июнь).
Ставок не было, поэтому на проезд и бутылочку воду я тратил больше, чем зарабатывал.
Как вы можете понять — я не сторонник всеобщего бесплатного образования.
В этом университете мне уже вести не хочется, поэтому потихоньку пишу учебное пособие, чтобы труды не пропали даром.
Есть ещё мысль провести публичную лекцию в каком–нибудь месте.
Внимание: пафос
Когда–то (кажется на Лепре), я написал, что после того, как осознал, что я не верю в бога, то понял, что нужно сделать очень многое, чтобы что–то осталось и после моей смерти. Как бы то ни было, 70 человек пойдут в будущее уже немного другими после меня.
Ничем более интересным я в жизни ещё не занимался.

 

 

Автор: http://leprosorium.ru/users/nForce

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставьте комментарий!

Оставьте ваш комментарий или trackback со своего сайта. Вы можете подписаться на новые комментарии через RSS.

Придерживайтесь темы записи. Никакого спама!

Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>