В начало » ЖЖ

История о дяде Сереже Навахасе

31 августа 2013 81 views Нет комментариев

размер 460x276, 20.76 kb

Каждый раз когда я смотрю фильмы с участием Денни Трехо я вспоминаю о дяде Сереже: он был вылитый Навахас — это тот киллер с метательными ножами из фильма “Десперадо”. По этому поводу Сережа иногда шутил, что у него в роду до революции были индейцы, или что он вместо очередного тюремного срока гостил в Аргентине у родственников, о том, что его ЦРУ специально выкупало у СССР для съемок в фильмах и прочие веселые несуразные небылицы.

Пройдем со мной, и я расскажу тебе о дяде Сереже, советском биче и алкоголике с внешностью усатого мексиканского бандита и его сложной и горькой судьбе и, заодно, о своем детстве, совсем не горьком, а даже наоборот.

Он мне был совсем не дядя, а просто в свое время, в 60–е годы он был водителем у моего деда, которого бросали на самые сложные и ответственные участки от Министерства Образования — запускал школы в районах, строил интернаты для детей из деревень. Мой дед чужого не тащил — другое совсем время было, да и знали его все, за уважение работал, в конце вышел на пенсию и работал на полставочки сторожем в ОРСе. У дяди Сережи жизнь была тоже по–своему полная чаша — шофер казенной машины, жена, сын и дочка, дом в районе от того же МинОбра и талоны на казенный бензин, который удавалось отливать в личный мотоциклет. Раз в год профсоюзные путевки во Владивосток и очередь в сельмаге за импортными коленкоровыми сапогами. Но он — детдомовский, жена — гуляка, да и сам он, как и любой простой советский мужичок любил загудеть. Финальный штрих в портрет персонажа и для создания атмосферы тех времен вспомните “Операцию Ы” — он прямо таки олицетворял для меня беззаботного Балбеса и мог поделиться с вами парой анекдотов и прибауток бережливо сохраненных с той поры. Песни Высоцкого, “сообразим на троих”, “драпали от немцев”, одеколон Ландыш, радиола транзисторная, грустные усы как у моржа — вот это всё. Такой персонаж вполне мог бы быть у Довлатова или Ерофеева, если бы они поставили себе задачу описать Донни Трехо советского разлива.

Постепенно к середине 70–х всё исчезло. Дед уехал в другой район поднимать очередную “целину” среднего образования, а дядя Сережа стал работать на самосвале и прочем грузовом транспорте в родном районе. Через какое–то время пошел в разнос — жена в буквальном смысле выставила на мороз с одним чемоданом после того как он гонял их пьяным два дня — выкидывала его вещи за порог, потом он рассказывал, мол, даже полотенце и зубную щетку пришлось “заимствовать” в другом месте. Дети — сын утонул подростком, про дочку лучше не спрашивать да и не знаю я. После развода вроде бы скитался по знакомым и шоферским закуткам и пил, пока не поимел два срока — один, вроде бы, за “тунеядство”, да–да, была такая статья за безработность. Второй за хулиганство или грабеж. Очень тупо попал — подошли к нему пьяному привокзальные ханыги, говорят, пойдем, поможешь наказать козла одного, а потом выпьем. Ну и он пошел, никого, говорит, даже не тронул, только стоял в стороне и хмурил свои мексиканские усы. В итоге, его там же на вокзале наутро и взяли с лавки сонного–пьяного и не поверили что сообщников он видел первый раз в жизни а уж грабить кого–то и впомине мыслей не было.

Так шло время и к его армейским татуировкам прибавлялись тюремные. Попадал он и в аварии, про одну рассказывал иногда и показывал шрам вдоль позвоночника на половину спины — мол, ехал по степи, перевернулся, выпал из окна, провалялся два часа в канаве, а подъехавшие автолюбители не торопились его вытаскивать, то ли решили что он симулирует, то ли пьян. Он встать не может, кричит — ноги отнялись а они его нездоровым смехом поливают. Привезли его, значит, в районную больницу на попутке. Старый хирург сделал что смог — собрал позвонки и отправил в палату к безнадежным, где дядя Сережа и провалялся полгода. Полностью восстановился, ходил и бегал потом. Чудо, пожалуй, да.

размер 346x500, 36.14 kb

Мое знакомство.
В начале восьмидесятых мой дед вышел на пенсию и быстро ослеп. В следующий раз с дядей Сережей они встретились уже в разгар Перестройки. Постаревший Сережа был уже бич с большим стажем, “лицо Б.О.М.Ж.”, обветренный и неунывающий усатый алкоголик, валютой которого, как и многих бичей тогда, в товарно–денежных отношениях была “поллитра”. Из героя Никулина он превратился в персонажа Довлатова.
Встретились с дедом, по старой памяти раздавили поллитру, Сережа пожаловался на свою жизнь и дед предложил побыть и пожить у нас шофером на харчах. От Сережи требовалось одно — не пить. Дед слепой, машина — наша зеленая копейка простаивает, ни у кого прав нет. Всем польза.
Сибирский Денни Трехо поздоровался со мной за руку, вручил на мороженное три рубля, тех, советских зеленых и окрестил почему–то “Демьяном Бедным”.
Так я, первоклассник, с ним и познакомился. Жадно слушал его шоферские байки и застольные прибаутки. Он крутил смешные цигарки из советских газет и развесного табака, а на “голяке” брал меня на пятак и там очень интеллигентно собирал бычки возле остановки, которые и потрошил на цигарки. По такому случаю я обычно рассказывал ему стишок “Куда идем мы с Пятачком — на остановку за бычком”, а он в ответ только смеялся — “Демьян Бедный — мужик вредный!”

размер 499x283, 18.15 kb

История с угоном.
Надо ли говорить, что он не продержался он у нас и пару месяцев — запил. Мама и бабушка прятали от него всё мало–мальски ценное, вплоть до алюминиевых цепочек и сломанных будильников. Спускали с крыльца ханыг, которых он приводил с пятачка вечерами. Выносили за ним бутылки и замывали натоптанное. Однажды он пришел бодрый и попросил машину у деда на час. Попросил у меня три рубля, отложенных мной на мороженное. Дед, нахмурясь, разрешил, но с условием, что Сережа заедет кое–куда по делам.
Бабушка пришла с работы и ахнула — машины нет, Сережи нет и дед только угрюмо лежит на кровати лицом к стенному ковру — давление.
Позвонили друзьям, закрутилась цепочка “советских знакомств”, где человек человеку “блат”. Через час доложили, что видели машину в центре у трех разных магазинов.
Уже почти стемнело, как я заслышал шум двигателя нашей машины — его я узнавал сразу. По проселочной дороге с полей пылил вихляя наш автомобиль с пьяным дядей Сережей на автопилоте. Потом объяснял, что ехал объездами, чтобы не попасться гаишникам.
В общем все обошлось, только там в машине то ли ремень слетел, то ли клапана расстроились. Сережу положили в сенях, отпоили, простили, он плакал потом и клялся все вернуть и наладить. Так и порешили.
На следующей неделе мы всей семьей поехали в город и родители решили заскочить по дороге к нашей тетке на пару минут. Меня страшно укачивало в машине, мутило и я наотрез отказался еще идти куда–то там в душные и шумные “гости”, и жрать их непременные прошлогодние соленые огурцы. Мне хотелось остаться в машине с дядей Сережей — весельчаком и циником, тем более что он хотел рассказать мне, первокласснику, как правильно надо будет рыбачить, когда он возьмет меня с дедом на рыбалку.
Через пять минут нервных почесываний дядя Сережа отлучился в стекляшку напротив и вернулся с бутыльком одеколона, который и употребил у черного входа магазина за ящиками, запив каким–то “колокольчиком”. Насупился, нехорошо заблестел глазом. Настроение у меня как–то улетучилось. Он стал бормотать что–то вроде — “все бессмысленно, да нахрена вы мне все сдались, один раз живем, мальчик–девочка какая разница, проволку найду — душу загублю и сам уйду”. Повернулся ко мне и сказал “%username%, сейчас мы часик покатаемся, под мост съездим, порыбачим там”, после чего завел машину, включил скорость и втопил со двора, выехав через газон на оживленный проспект. Я ничего не понял, что–зачем–почему–куда, вроде бы мы только что ждали маму, она же выйдет вот–вот и что она скажет, ведь мы ее не предупредили, да и вообще, черви не копаны, мотыли не сушены. Не то что бы я испугался, но на всякий случай стал орать как резаный.
В душе дяди Сережи, вероятно, осталось место добру и что–то дрогнуло, потому что спустя четыре дома он выматерившись, замедлил ход, вздохнул, пересек двойную сплошную и вернулся назад к подъезду.
Вышли ничего не подозревающие родители и удивились почему я весь заплаканный.
Все обошлось и волноваться нечего было, ведь из машины я бы, первоклассник, конечно, спокойно выпрыгнул на ходу, чуть заподозрив неладное, я сто раз видел как делают это в кино. Что поняли родители про дядю Сережу, который божился и каялся что всего лишь хотел развернуться с ветерком, я не знаю, для себя же я понял, что дядя Сережа псих какой–то и ну его нафиг с рыбалкой.
Вскоре он снова запил и совсем ушел из дому.

размер 500x366, 42.86 kb

Послесловие.
Дядя “Трехо” потом приходил еще один раз к матери уже в 90–х, рассказывал, как он бичевал и как ему дали 4 месяца за хулиганку и показывал изрядный моток 3–х и 5–и рублевок скрепленных бухгалтерской резинкой, которые заработал на “принудительных работах”. Мне рассказал что утро встречали они совсем как в “Операции Ы” — “Карьер: два человека! — Я!”. На этот раз никакой трехрублевки мне не дал. Попросился только переночевать в сенях и рано утром ушел.
В конце 90–х соседка рассказала маме, что когда лежала в БСМП видела в соседнем отделении сморщенного и седого дядю Сережу и он был плох. Вероятно, одна из тех болезней, от которых умирают бомжи — воспаление легких, горячка, пьяная рана или рак. Он ее, соседку, узнал, обрадовался, покалякали о том о сем и через 3 дня он умер. Так вот кончился жизненный путь сибирского Денни Трехо. Один, на казенной кровати, без гроша за душой.

Все.

размер 460x417, 97.97 kb

Отсюда: http://leprosorium.ru/comments/1569790

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставьте комментарий!

Оставьте ваш комментарий или trackback со своего сайта. Вы можете подписаться на новые комментарии через RSS.

Придерживайтесь темы записи. Никакого спама!

Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>