В начало » ЖЖ

Белое море — фотопост знаменитого Александра Семенова с Лепрозория. Часть четртая

15 декабря 2012 223 views Нет комментариев

Кроме свободноживущих эррантных полихет у нас еще водятся всякие сидячие червяки, которые придумывают разные способы заточить себя в ограниченном пространстве и как–то приспосабливаются к такому образу жизни. Самый популярный способ — это строительство трубки. Они бывают из чего только не — от склеенных говном и слизью песчинок, до известковых архитектурных шедевров, чаще всего спиральной формы. У многих полихет это просто тонкая кожистая трубка из какого–то белка, который они сами выделяют. Крепкая, кстати, руками хуй порвешь, приходится ножницами или скальпелем орудовать, если нужно выскрести оттуда червяка. Ну так вот, у нас их много водится разных, но я только про нескольких расскажу, к тому же у них примерно все одинаково. Начну с самой красивой — с Хоны (Chone infundibuliformis). Под водой выглядит как 4–5 сантиметровая воронка из красных перьев, торчащая из земли. В редких случаях она может возвышаться над грунтом, тогда видно, что перья торчат из мягкой кожистой трубки. Вот там внутри червяк. Воронка — это жаберный венчик, видоизмененные щупальца, которые распушились и стали работать на поглощение кислорода, так как в тесной трубке дышать особо нечем. Заодно эта мохнатая штука функционирует как сетка, в которой застревает проплывающий мимо мусор, иногда съедобный, дохлая органика, падающая сверху, и прочий хлам. Все это по центральному желобку скатывается в центр воронки, где у Хоны имеются уже нормальные щупальца — ротовые, они щупают еду и запихивают понравившееся в рот, а несъедобный мусор выкидывают нахуй. Как это заведено у всех животных, чьи нежные жабры нескромно торчат наружу от тела, они всячески пытаются их спасти от поедания злыми хищниками. Сидячие полихеты просто их складывают и прячут в трубку, но так быстро и так заранее перебздев, что там вообще нет шанса ухватить Хону. То есть, я к этой штуке даже на расстояние метра не могу подплыть — тут же прячется, и даже дырочки в печке не остается. Но сучка даже не догадывается, что у меня есть с собой лопата и задание добыть десять экземпляров этой хуйни во что бы то ни стало. Короче, в песке там сантиметров на 30 вкопана длиннющая трубка, и в самой нижней ее части кроется восьмисантиметровая полихета. У нее там блядь лифт, походу. Стараясь не перерубить лопатой (такое часто случается) нежную Хону, достаю после 5 минут мучений эту трубку, пихаю в пакетик и уже через полчаса в сухой и теплой лаборатории провожу операцию по выковыриванию ее из домика. Внутри сидит розовый и ничем не примечательный червяк, разве что похожий на марсианскую пальму. По центру тела от самой жопы и до головы идет глубокий желобок. В этот желобок Хона срет задом, а потом оно все по желобку поднимается наверх, и где–то в районе подбородка говно оказывается во внешнем мире. Вуаля. Иногда на дне можно встретить огромные поля из Хон, это безумно красиво, словно над маковой поляной плывешь. А напугаешь одну, так они все по очереди как по цепной реакции втянут свои воронки и останется только голый песок.

Вторая сидячая красотка, чуть более редкая и сильно менее цветная — это Бранхиома (Branchioma arctica). От Хоны она отличается лишь тем, что у нее венчик разделен надвое, а вокруг рта какие–то загребущие херовины торчат в обе стороны. Не иначе, чтобы еду собирать с каждого из венчиков по отдельности. Бранхиома как правило живет на глубине от 15–20 метров, в то время как Хону можно найти и на трех. Ну и вообще она немного поизящнее, я ее больше люблю.

Последний червяк–пальма — это Псевдопотамилла (Pseudopotamilla reniformis). Раньше она называлась просто Потамиллой, но потом выяснилось, что овца пиздит, и что она вовсе не она, а кто–то другой похожий. Короче, приписали ей позорное «псевдо» за такое. На самом деле это прекрасная полихетина, которая живет огромными кучами на всех камнях вокруг нашей биостанции и не только вокруг нашей, это вообще такой массовый вид в Белом море. Огромные кучи представляют собой набор морских узлов из переплетения их мягких трубок, которые одним концом крепятся к камням, а из другого торчит жаберный венчик. Они сидят настолько плотно, что иногда и камня–то не видно, только фиолетовые цветочки колышутся на течении. Хотя если пнуть их ластой, то все сразу станет видно, цветочки съебут в трубки, причем еще закатают верхушку таким валиком, словно жопку металлического тюбика. Псевдопотамиллы удивительны тем, что у них на жаберном венчике, которые на самом деле щупальца, имеются глаза! Причем много. Маленькие хитрые черные глазки, очень просто устроенные, но все же различающие свет и тень и может быть даже контур подбирающегося водолаза. На фотке внизу их видно — черные точки на внешней стороне. Кстати, на жопе у них тоже нашли глаза. У нас одна девочка клевая этими червяками занимается, так вот она и нашла. Потом всем показывала. А еще Псевдопотамиллы делятся почкованием внутри трубок, вот это какбе круто. Кусочек червяка (жопа) отшнуровывается, и получается такой крохотный опарыш без всего, разве что глаза на жопе есть. Через некоторое время у него формируется рот, вырастают маленькие щупальца, он выбирается из родительской трубки и растит свою, увеличивая и без того спутанный клубок.

 

Есть у нас еще такая разновидность червяков, которые по–английски называются «Spaghetti worms». Ну и это неспроста, конечно. Фишка в том, что у этих полихет охуенно длинные и растягивающиеся в пространстве щупальца, которые расходятся во все стороны от червяка, а сам червяк сидит в трубке или закапывается в ил/песок. Щупальца эти мерзкие, белые и клейкие, вдобавок они сами как–то ползают по поверхности. Они собирают на себя всякую фигню и неторопливо передают ее по желобкам на щупальцах ко рту, так и питаются. Длина щупалец может быть в несколько раз больше червя, если не в несколько десятков, то есть полметра спагетти для пятисантиметровой полихеты –это нормально. Если потыкать эти гипертрофированные макаронины палочкой, то они довольно шустро втягиваются в дырочку в песке. У некоторых видов они жгутся, кстати. В Белом море их несколько видов, у меня вот два. Теребелидес на стреме (Terebelides stroemi):


И Амфитрита (Amphitrite cirrata):

И последняя порция полихет, тут совсем понемногу о каждой. Номер один — мутантская морковка Брада (Brada villosa). Живет в говне (в сероводородном илу) и выглядит как фактурная какашка, внутри которой сидит червяк. Но! Если ее немного отмыть от грязи и ила, то ничего не меняется, она действительно так выглядит. Ее кожа фактически срослась с жестким несъемным чехликом из склеенных песчинок, причем через этот чехлик проклюнулись наружу щетинки конечностей, то есть она в нем спокойно двигается, извивается и вообще чувствует себя комфортно. Иногда один конец полихеты открывается и становится понятно, где у нее голова — из отверстия высовывается зеленая ботва, которая на самом деле жабры. У Брады зеленая кровь, потому жабры зеленые, а не красные.


Следующая полихета — Амфорета (Amphorete sp.). Кровь зеленая, тело прозрачное, живет в мягких илах где–то глубоко. Вообще ничего не знаю про нее, поэтому просто фотка.


Вот это прикольная штука — Пектинария (Pectinaria koreni), полихета, живущая в косяке. Ну то есть в трубке, любовно собранной из мелких песчинок одного размера. Она вообще никуда не закапывается, а просто тупо валяется на дне такой конус с сигарету размером. Если заглянуть внутрь, то увидишь золотые шипы, которые торчат у Пектинарии из головы, а если с другой стороны хорошенько дунуть, то червячок стремительно вылетит из своего убежища. На самом деле не совсем так, она там довольно крепко держится враспорку, но можно потыкать ей в жопу препарировальной иглой, тогда вылезет в какой–то момент.


Это глубоководная полиноида, которой я даже названия не знаю. Огромная мохнатая хуйня с маленькими глазками. На ней еще раньше были огромные желтые чешуйки сверху, которые закрывали все тело, но она очень быстро облысела от сресса, пока ее поднимали со ста с лишним метров.


Ооо, а вот это та еще пизда! Глицера (Glycera capitata), здоровенная мускулистая полихета, чья глотка быстрее пули. Глотка спрятана у нее внутри и её там дохуя, даже пруф есть. Когда мы посадили Глицеру в одну чашку Петри с другим червяком, которого надо было бы определить и зафиксировать, эта сука просто на наших глазах разнесла беднягу в клочья своей глоткой. Она реально словно выстреливала из червяка и быстро втягивалась обратно. На конце там еще четыре острейших крюка в качестве челюстей, и человека Глицера тоже хватает за пальцы, если сунуть. А еще она плавать умеет, плохо, но умеет. Терпеть не могу эту тварь, короче, но уважаю.


Ну и мой фаворит, Король Глоток Нефтис (Nephtys sp.). Тоже могучая и здоровая хищная хуйня с очень красивой глоткой:

Медузы, моллюски, рачки и червяки — все это вполне очевидные подводные обитатели, про которых многие слышали или видели их на фотках и в киношках. А вот как насчет морских пауков? На мой взгляд, это одни из самых необычных ребят, я вот сколько на них не смотрю, не понимаю, как такое могло появиться в процессе эволюции, зато я читал «Войну Миров» и знаю про треножников. Единственное что, Уэллс немного преувеличил с размерами, так что планета пока в безопасности. Короче, пауки. Это такие тощие восьминогие твари, которые настолько сильно отличаются от всего живого, что их выделили в отдельный тип. Фишка в том, что у них практически нет тела — одни, блядь, огромные ноги. А тело выглядит как перемычка, их соединяющая. Еще на переднем конце тела есть голова, которая даже не голова на самом деле, а хобот и пара ротовых конечностей–хваталок. Глаза есть, но они на спине, на глазном бугорке где–то в районе соединения первой пары ног. Глаза там обычно четыре, и смотрят они все в разные стороны. Вот так пауки выглядят:


В отличие от сухопутных пауков, эти чуваки крайне медленные, им чтобы сделать один шаг, нужна минута, а ног восемь. Они еще постоянно натыкаются своими ходулями на всякие препятствия (дно не особо–то ровное), поэтому они делают все очень медленно и аккуратно, но все равно иногда ломают себе ноги — паук без одной–двух конечностей — это обычное дело. Поскольку у пацанов внутри тела все узко, разные системы органов пришлось распихать в ноги, в итоге пищеварительная и половая системы находятся практически целиком в конечностях. Питаются морские пауки так же как и живут — очень медленно, а мне ведь посмотреть на это надо было! Короче, на это можно спустить все 40–50 минут погружения и ничего не увидеть, потому что паук задумался. Сука. В их рацион входят по большей части мягкие гидроидные полипы, которые не могут никуда убежать –та же Эктоплевра, например, и в редких случаях мшанки (такие примитивные колониальные малявки), которые тоже прикрепленные. Если паук маленький, а гидроид большой, то он просто запускает свой хобот внутрь зооида (отдельная особь в составе колонии гидроида, такая чашечка с щупальцами) и высасывает содержимое, у пауков специально заточенная под сосание глотка, а если паук большой, а гидроид маленький, то он либо отрывает хваталками–хелифорами сначала отдельные щупальца, а потом и куски зооида и запихивает себе в хобот. Иногда может даже сразу целый зооид отхватить. На одно блюдо уходит минут пять, потом пару минут раздумий, и вот паук медленно разворачивается и мееедленно шагает к следующему зооиду, и так весь день.Точно также он грызет кустистые мшанки. Пауки настолько медленные, что иногда личинки гидроидов оседают прямо на них и вырастают в небольшие кустики, которые паук таскает на себе, но съесть не может — не дотягивается.


Отдельная тема — это их размножение. Чтобы поебаться, паук–самец находит самку и с невероятным трудом залезает на нее сверху, после чего катается на ней неделю–две, уламывая ее дать. В то же время в ногах самки дозревают неоплодотворенные яйца, на некоторых фотках они даже просвечивают, приглядитесь. И да, половых отверстий восемь! У каждой ноги свое собственное. Короче, секса как такового у них нет, поскольку оплодотворение наружное — самка откладывает яйца, а паук поливает их спермой. Потом происходит несправедливое, самка съебывает, бросая детей на отца. Папа–паук, грустно вздохнув, скатывает яички в несколько небольших шарообразных коконов и нанизывает их на специальные яйценосные ножки, которые у него торчат под брюхом. С этими яйцами он будет таскаться до самого вылупления личинок, и потом еще столько же до тех пор, пока у тех не пройдет пубертатный период и они не свалят жить отдельно. Поскольку личинки пауков — это херня быстрорастущая, то папа–паук в какой–то момент превращается в огромный шевелящийся шар из сотен ног, из которого торчат его собственные ноги. Ходить в таком виде он уже никуда не может, поэтому покорно ждет, когда дети сдристнут. Я видел паука, у которого ноги вросли в губку, точнее губка их обросла, и он так и остался живой статуей стоять. Лузер.

Принуждение к сексу:


Ебля. Попробуйте сосчитать ноги.


Папик:


На всех фотках у меня паук Нимфон (Nymphon grossipes), а на самом деле их дохуя разных, у нас видов семь–восемь, как минимум, а вообще в северных морях их до жопы. И если самые большие беломорские пауки имеют размах ног в 6–7 сантиметров, то некоторые арктические виды бывают и по 70 сантиметров, есть повод обосраться. Что–то я еще забыл про них рассказать, потом вспомню может.

Ах, да! Никакого отношения к паукам сухопутным они не имеют.
Вообще не понимаю, почему их так назвали.

А сейчас я расскажу вам про офиур:


Допишу вот только.

Офиуры — это ближайшие родственники морских звезд, только они выглядят по–другому, живут по–другому и ведут себя совсем по–другому. Но родственники при этом. У морских звезд вот все едино — тушка сразу с лучами во все стороны, никаких тебе перемычек и премудростей, а вот у офиур нихрена не так, их лучи сегментированные и жесткие, у них вообще все будто на шарнирах работает. Единым куском идет только центральный диск, который тело. Вот парочка внешних видов:


Конкретно этот вид называется Офиофолис (Ophiopholis aculeata), и это массовый вид, Офиофолисов в Белом море просто до жопы, а местами даже больше. Образ жизни у них незамысловатый — они залезают в разные труднодоступные места, вроде пустых домиков крупных балянусов (сидячие усоногие рачки, про них чуть позже), в расщелины между скалами, или тупо под камни, короче, находят нычки всякие и селятся в землянки, а оттуда высовывают свои лучи наружу. Лучи у них приличной длины — сантиметров по 10 бывают, причем при всей своей жесткости они довольно гибкие, а еще по всей длине усеянные иглами. Тупыми, но все равно страшно. Торчат эти лучи чаще всего вертикально, легонько покачиваются из стороны в сторону и пускают волну. За сходство шевелящихся волной лучей со змеюками, офиур в простонародье называют змеехвостками. Выглядит это и правда занятно — смотришь на каменистое дно, а там торчат–качаются такие елки — штук по десять–пятнадцать из под каждого камня. Для них это не просто показательное выступление перед водолазами, а жизненная необходимость — они так едят. Из каждого сегмента луча промеж игл в обе стороны вылезают длинные призрачные амбулакральные ножки, если вы смотрели Миядзаковскую «Науссику», то там у этих огромных Ому что–то похожее было, а если не смотрели, то я вам потом на примере морской звезды расскажу что это, у них все гораздо нагляднее и проще. Так вот, эти амбулакральные ножки нифига не гладкие, а ребристые и с усиками, причем тоже шевелятся, то есть когда они все вылезают из луча, последний превращается в подвижную антенну, которая ловит не радиоволны, а всякий планктон. Все пойманное эти же амбулакральные ножки передают ко рту, который там внизу под офиурой находится.

Укромные местечки раз. Офиуры в губках:


Укромные местечки два. Офиуры под дохлыми раковинами, зацените какой лес:


Не все офиуры ныкаются, многие ползают снаружи и питаются себе спокойно.
Вон из лучей торчат полупрозрачные амбулакральные ножки, кстати.


Как уже отметили в комментариях выше, жопы у них нет, поэтому рот работает и на прием, и на выдачу. Это отвратительно, конечно. Но жизнь под водой суровая! Как всегда, отдельно стоит рассказать про еблю и размножение. Здесь никто никого не ебет, но зато все всех оплодотворяют. Когда–то я был маленьким водолазиком и ничего не знал об офиурах, особенно о подробностях их интимной жизни, но пришло время взрослеть, и погружаясь в очередной раз на одном из обычных дайв–сайтов, я вдруг увидел практически непрозрачный, мутно–молочный слой, возвышающися метра на три–четыре над дном. Не чувствуя подвоха, я смело пошел вниз узнать причину. Нашел быстро — десятки тысяч офиофолисов вылезли из всех своих щелей на самую верхатуру, куда только смогли забраться, привстали на своих лучах, пораскрывали половые бурсы (такие сумки со спермой в основании лучей, если на людей переводить, то это яйца в подмышках) и давай выливать оттуда литры спермы прямо в воду. Тут я осознал, что меня поимели — я плавал в концентрате офиурьей спермы! Только не говорите никому, ок? Помимо спускающих в окружающую среду самцов, яйцеметанием занимались и самочки — из тех же сумок они очередью выдавали целые ленты крохотных яиц, которые подхватывало течение и смешивало со спермой. В этом урагане бессмысленной страсти все и оплодотворялось. А я уже сидел в лодке и угрюмо мыл лицо.

Мальчики:


Девочки:


Кстати, у каждого Офиофолиса на диске свой неповторимый рисунок, двух одинаковых практически невозможно найти. У меня даже маленькая мечта есть, снять крупным планом штук двадцать с самыми красивым узорами и расцветками и на разворот в книгу.

Еще одна банальная офиура, но совсем другая — это, собственно, Офиура, так и называется (Ophiura robusta). Отличается Офиура от Офиофолиса в первую очередь тем, что она — настоящий хищник/падальщик, во вторую очередь — размером. Офиуры довольно мелкие и плоские, сантиметров по 5 в диаметре вместе с лучами. Есть участки дна, просто усыпанные робустой, и вот если туда кинуть дохлое что–нибудь, то ажиотаж будет такой, что лучше оттуда сваливать поскорее, а то сожрут ненароком. Еще у них постоянно отваливаются куски лучей, а на их месте отрастают новые, прямо как хвост у ящерицы.

А вот это уже офиурка посерьезнее. Голова Горгоны, или Горгоноцефалюс (Gorgonocephalus arcticus). Веселая шутка природы, которая способна напугать до усрачки даже видавших виды дайверов. Горгоноцефалюс живет глубоко под термоклином, в ледяном мраке, куда не доходит свет. При этом его размер поражает — диск в 10–12 сантиметров и торчащие во все стороны огромные деревья рук по 30–40 сантиметров длиной. На самом деле у него рук всего пять, но они ветвятся с возрастом, так что у престарелого Горгоноцефалюса такая кудрявая мотня вокруг, что там вообще не поймешь где какая конечность. Эти ребята питаются рачками и прочей плавающей зоомелочью, которая запутывается и цепляется за их руки. Дело в том, что все эти «веточки» густо усеяны колечками с небольшими зубчиками, через которые хуй продерешься, если уж хватило неосторожности залезть. Каким–то волшебным образом Горгоноцефалюс умеет передавать пойманную еду вот этой лохматой хренью ко рту, для меня до сих пор загадка как. А в процессе «лова» этот монстр либо поднимает все свои руки наверх, либо парой держится, а остальные наверх — это на течении, чтобы самого не унесло, либо привстает на всех пяти лучах и стоит как дурак. Вроде это тоже работает. Я никогда не видел как они ползают, ощущение, что они вообще на одном месте тусят всю жизнь. Я даже нырял с разницей в год в одно и то же место, и этот хуй кудрявый сидел там как ни в чем ни бывало. Зато они очень агрессивно, хоть и медленно шевелят своими ветвями. Их за этой и назвали головой Горгоны. Еще они весело подрастают — их плавающие личинки проглатываются мягкими кораллами, но не перевариваются, а устраивают бучу в желудке, прогрызают себе путь в мягкие ткани и начинают там питаться и расти, прямо внутри мягкого коралла! Когда они немного подрастают, то уже не умещаются в теле коралла, прорывают его стенку, доедают оставшееся и дальше уползают в глубину жить по–взрослому. У нас это довольно редкая тварь, три–четыре особи живут всего на одном дайв–сайте, но в другой части Белого моря — в горле, они попадаются в тралы десятками и сотнями, хоть бочками соли. Хотел бы я посмотреть на пару сотен Горгоноцефалюсов в одном месте.

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставьте комментарий!

Оставьте ваш комментарий или trackback со своего сайта. Вы можете подписаться на новые комментарии через RSS.

Придерживайтесь темы записи. Никакого спама!

Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>