В начало » ЖЖ

Папа и Машенька. Пьеса.

15 сентября 2012 29 views Нет комментариев

размер 399x500, 47.56 kb

Папа — антропоморфная персонификация российского правительства. Выглядит как заплечных дел мастер в домашней обстановке. Выдает себя одними глазами.

Машенька — символ русского сознательного населения в виде 5-и летней девочки и лицом навального. Боится папу, но имеет свое мнение и пытается отстоять его.

Васька — представитель патриотизма и любящий сын, любовь в которого вогнали розгами. Папу боится и ненавидит, но еще больше ненавидит тех, кто не боится идти против папы. Выглядит как типичный обалдуй.

 

Акт первый

Деревянная прихожая. По центру сцены стоят калоши. У двери стоит Машенька. Она легко одета и на ногах у нее сандалии. Рядом, на табурете сидит Васька. Он одет в кирзачи и тулуп. В руках у него вилы. Папа стоит у приставной лестницы и смотрит на Машеньку с укоризной.

Папа:  Машенька, сама взгляни на календарь. Сегодня второе сентября. Официально наступила осень. Пожалуйста, одень калоши.

Машенька: Папа, ты был сегодня на улице? Солнышко светит, на небе не облачка. Ну зачем мне калоши?

Папа: Я не понял, это теперь такое новое модное движение — простудиться назло родителям?

Машенька: Папа, как же можно простыть в такую жару?

Васька: Вот дуреха какая, оденься как я — в тулуп и ушанку. Выйди и поработай, мигом взопреешь и простынешь.

Папа слегка морщится и хмурясь, смотрит на Ваську. Но Васька ничего не понимает.

Машенька: Я и так взопрею, если буду навоз с места на место перекидывать. Зачем мне еще сильнее потеть?

Васька: Потому что, кто больше потеет, тот больше работает. А кто больше работает — тот и дому больше пользы приносит. А кто дому больше пользы приносит, тот и папу больше любит!

Машенька: А я думала, что чем быстрее и больше навоза уберешь — тем лучше…

Васька: Дуреха ты и есть. Чтоб навоз убирать — его вывозить надобно. А мы его просто с места на место перекид…

Папа понимая, что Васька опять не то сказал, прерывая его: Между прочим, Машенька, твой брат мои просьбы выполняет и одевается как надо, не боясь при этом простыть. Потому как простынет он с моего, отцовского благословения. А значит и спасать его тоже я буду. Панихидку отслужу лично.

Машенька: Да не хочу я глупости такие выполнять. Я сама знаю, когда мне тепло, а когда холодно. Если стану замерзать — вернусь домой и переоденусь.

Папа: Машенька, ты же умная девочка. А умные девочки не спорят с родителями. Одевай калоши немедля.

Машенька: Папа, но посмотри на термометр за окошком. Шестнадцать градусов тепла. В тени! Мне ни за что не будет холодно, честное слово.

Папа: Ты еще не можешь знать, будет ли тебе холодно или нет. Слишком молодая еще. А я точно знаю, что тебе лучше для здоровья.

Машенька: Ты же сам говорил, что я умная девочка. И сама знаю, что для меня лучше будет. Так что я пошла к соседям, чай пить. У них по крайней мере навозом не воняет.

Васька: Предательница! Соседи нашего папу задумали со свету сжить, а ты к ним чаи гонять бегаешь! Говори, чем тебя купили — вареньем?

Папа: Машенька, ведь и у нас варенье есть. Малиновое. Ты только пойди, вспотей и простынь. Я тебя им лечить стану — целую банку дам. Хорошая малина, с сахаром перетертая.

Машенька: Да не люблю я варенье. Просто мне интересно с ними говорить. Они разные вещи умные говорят. А папу они вообще не трогают и ничего про него не говорят.

Папа, явно расстроенный: Что, ничего плохого не говорят? Гадостей никаких?

Машенька: Нет.

Васька: А хорошего чего говорят?

Машенька: Да ничего. Ни хорошего, ни плохого. Про папу они ничего и не говорят — он им не интересен.

Папа и Васька хором: Ага!

Машенька: Что — ага? Зато они навоз на телегу складывают и вывозят.

Папа, грустно: А у нас тоже телега есть. Да только конь давно пал… Уж я следил за ним, кормил. Да только не в коня корм…

Машенька: Просто надо было давать ему больше корма.

Васька: Много ты понимаешь! Это соседи отравили коня! Собирай свои куклы и вали к ним играть! Предательница! Наймитка!

Машенька с ревом выбегает в двери.

Васька: Ладно, пойду, навоз покидаю.

Выходит.

 

Акт второй

 

Папа долго глядит в окно, убеждаясь, что никто не воротится. Не спеша берет лестницу и приставляет ее к чердаку.

Затем берет из сундука белый балахон и длинный фальшивый красный клюв. С этими предметами он вылазит на чердак, а с чердака выходит на крышу.

Затем одевает белый балахон и красный клюв. Становится на одну ногу и расправляет руки. Его поза становится как у журавля.

Папа с тоской глядит в небо. Мимо проносятся, один за другим, журавлиные клинья. При виде каждого из клиньев он машет руками и призывно кричит призывным кличем. Никто не смотрит на него. Все журавли улетают.

Он снимает свой наряд и слазит вниз. Прячет в сундук свой маскарад и садится на него. Прячет лицо в руках. Затем он поднимает его и зрители внезапно видят, что он очень стар. Освещение меняется, чтоб подчеркнуть его старость.

Он обращается к зрителям: Конь пал. Дочка ушла. Эти вот, улетели. Ни один не остался. С кем же мне мой век доживать? С Васькой?

По лицу его текут слезы.

Он вызывает жалость и брезгливость.

 

 

Занавес.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставьте комментарий!

Оставьте ваш комментарий или trackback со своего сайта. Вы можете подписаться на новые комментарии через RSS.

Придерживайтесь темы записи. Никакого спама!

Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>