В начало » ЖЖ

Белое море — фотопост знаменитого Александра Семенова с Лепрозория.

5 мая 2012 486 views Один комментарий

Предупреждение. Под катом лежит очень много красивых фотографий подводных жителей, если у вас платный трафик — лучше не заходите.

Привет, Лепра!
Это мой первый пост. Профессиональную неделю я просрал еще до получения реги, кажется, но мне есть чего рассказать о своей работе, а главное — есть дофига чего показать. Так получилось, что я работаю на Беломорской биостанции МГУ начальником водолазной службы и, по совместительству, подводным фотографом. В нашем холодном и не очень уютном Белом море водится дохрена всякой необычной мелкой живности, которую я нахожу и снимаю, а заодно смотрю, как оно все живет там под водой. К сожалению, профессия натуралиста загнулась еще в начале двадцатого века, а мировая наука сейчас уже не приемлет художественных рассказов о жизни животных. Поэтому современную науку со всей ее статистикой, конфокальной микроскопией и молекулярной биологией я после окончания университета провернул на хую и стал заниматься околонаучной деятельностью и популяризацией морской биологии в интернетах. За пять лет у меня накопилось приличное количество фотографий и историй из подводного мира, которые я и собираюсь рассказать. Если вам интересно посмотреть на космос, который совсем рядом, то велкам инсайд.

Начну, пожалуй, со своих любимых тварей — крылоногих моллюсков. Их у нас водится два вида: Морские ангелы (Clione limacina) и Морские черти (Limacina helicina), при этом ангелы питаются чертями, более того, это единственная их еда. Морской ангел — это такой 3–5 сантиметровый рыжий монстрик, который плавает в толще воды, неторопливо взмахивая крыльями. Крылья — это видоизмененная нога древнего моллюска, который когда–то был общим предком всяких там улиток, слизняков и прочих ползающих тварей. Ангел — это вообще сильно мутировавшая и эволюционировавшая улитка, которая решила, что ей нужно парить в планктоне, а не ползать по дну. У него в эмбриональном развитии даже есть настоящая спиральная раковина, которая впоследствии отваливается на ранних стадиях. Короче, крылья. Это такие мускулистые штуки, которым ангел машет ровно по той же технологии, по которой машут крыльями бабочки, то есть по восьмерке, только медленнее. Поэтому смотреть на плавающих ангелов можно долго и с удовольствием, они удивительно красивые пловцы.

Черти — это близкие родственники ангелов, только мелкие, черные и с раковиной. Если описать их одной фразой, то это плавающие ушастые улитки. Как слоненок Дамбо, только без хобота. Размеры чертей совсем небольшие — примерно 4–5 миллиметров вместе с крыльями. По–английски их, кстати, называют морскими бабочками, но у нас почему–то окрестили морскими чертями. Они питаются нанопланктоном — всей той крохотной органической херней, которую видно только в микроскоп. Для этого они выделяют огромный шар слизи, на которую налипает вся органическая взвесь, одноклеточные водоросли и прочие съедобные ребята, после чего черт этот шар поедает вместе со всем прилипшим.

А вот когда ангелу приспичивает пожрать, то начинается самое крутое. Они настоящие охотники на демонов со специальным пиздецовым орудием лова. Орудие спрятано у них в голове и представляет собой шесть огромных крючев (буккальных конусов) с мелкими шипиками, которые беспалевно спрятаны внутрь до поры до времени. Как только ангел оказывается рядом с чертом, он перевозбуждается страшно, от этого у него голова раздвигается пополам, и шесть крючьев надуваются (рально надуваются!) размером в половину тела. И он даже не теряет от этого сознание, а, напротив, начинает бешенно махать крыльями и на дикой скорости нарезать круги в том месте, где был замечен черт. Все действо длится несколько секунд, черт оказывается схвачен и зажат между крючьями, которые схлопываются подобно пальцам двух ладоней (сделайте так, да). Чтобы начать жрать черта, ангелу необходимо развернуть раковину устьем ко рту, для этого он на доли секунды ослабляет хватку, не веря своему счастью чертик пытается съебать, но ангел его снова ловит и сжимает, и так до тех пор, пока раковинка не ухватится в нужном положении.


Дальше ангел демонстративно достает челюсти — группы жестких щетинок, тоже загнутых крючком, засовывает их в устье и буквально выскребает оттуда сжавшегося черта. Во рту у него, как и у всех других моллюсков, находится радула — специальная хитиновая терка, которая превращает в кашицу даже самую жесткую пищу, а уж мягкого чертика просто перетирает в пюре. Вон то темное облако внутри тела — это бывшие черти.


Вот его развороченная голова с полным вооружением:


За сезон один ангел урабатывает до 500 чертей. Сезон длится две–три недели в конце мая — начале июня, когда в планктоне внезапно появляются миллионы чертей (бывали годы, когда от них чернело море, а все лужи, оставшиеся после отлива, состояли целиком из них) и через пару дней — ангелы. В это время море представляет из себя густой суп из маленьких черных ушастых ракушек и рыжих ангелов, которые то и дело радостно выворачивают хлебало и изничтожают нечисть. Переваренные черти откладываются у ангелов в виде жировых капель под кожей, мелкие точки на теле — это и есть капли. На них ангелы могут прожить без еды 4–5 месяцев. Через три недели после массового появления черти, сколько бы их не было, пропадают из планктона совсем. Куда — никто не знает. Еще через неделю пропадают и ангелы. Считается, что они уходят на глубину и что–то там замышляют целый год, но что именно — тоже никто не знает. И даже никто не знает, как это можно выяснить. В течение всего года в открытом море иногда встречаются единичные экземпляры как ангелов так и чертей, но это редкость и исключение из правил. Куда уходят миллионы — загадка.

Еще один крутой момент про ангелов — это их размножение. Они гермафродиты и совершенно ебанутые на всю голову в плане продолжения рода, потому что их спаривание выглядит следующим образом: два мужика–ангела встречаются, пожимают друг другу руки, после чего достают пенисы из спецотверстия и связывают их в один большой узел так, чтобы концы попадали в специальный карман–семяприемник коллеги по сексу. Некоторе время они плавают так вдвоем обнявшись пенисами и спускают в карманы один другому, после чего расходятся и никогда больше не звонят друг другу. Затем каждый из них встречает следующего ангела, которому передают из кармана сперму прошлого партнера, то есть оплодотворение происходит через третье лицо! Нахрена им такая система, никто не знает.


Фотка не моя, я уже третий год пытаюсь поймать момент и заснять ангельское порево. Может в этом сезоне повезет.

Вторые по охуенности морские создания — это сцифомедузы. У нас их тоже два вида. Аурелии (Aurelia aurita) и Цианеи (Cyanea capillata). Сначала расскажу про Цианею. Это самая огромная медуза в мире — диаметр ее купола может достигать 2,3 метра, а длинна щупалец — до 36 метров, а это чуть больше чем десятиэтажный дом. У нас в Белом море они дорастают в среднем до полуметра в диаметре с щупальцами метров по 12–15, но и это уже очень дохрена. Я встречал медуз и большего размера, но это большая редкость здесь. Осенью поеду на Японское море, если там они еще не сдохнут все к октябрю, то может быть удастся встретить двухметровую тушу. Цианеи, как и все остальные медузы, хищники. Они растягивают свои щупальца в гигантскую ловчую сеть “юбочкой”, облавливая огромный объем воды. Как правило, там, где заканичвается ловчая сеть одной медузы, тонкими нитями виднеются концы щупалец другой. Таким образом они заполняют собой целый слой в несколько метров толщиной. 70% их пищи составляют другие желетелые организмы: гребневики, гидромедузы и более мелкие сцифомедузы. Остальное — это зоопланктон и рыба. Крупные взрослые Цианеи жгутся как сволочи. У Конан–Дойля есть рассказ “Львинная грива”, в котором злая цианея убила человека, в реальности же зарегистрирована только одна смерть за всю историю, скорее всего от аллергической реакции. Впрочем, неучтенные в статистике ребята могли просто об этом не рассказать. Меня периодически обжигают эти медузы, так как щупальца их практически невидимы, и они очень ловко наматываются на камеру, перчатки и все остальное. Как только чувствуешь, что тебя “задело”, то начинаешь чесать перчаткой обожженное место, а на перчатке еще моток щупалец… так что лучше не чесать, а потерпеть. Ощущения такие, словно вам кожу сначала натерли наждачкой, а потом посыпли это место солью с перцем. Я так сам не делал, но мне кажется, что должно быть похоже. Лечится оно лимончиком или другой кислотой, которой у нас под рукой в лодке нет как правило, так что приходится терпеть. Длится это волшебное ощущение минут 30 от небольшой медузы и до суток от большой. Как–то я неосторожно влетел рожей (это вообще единственное открытое место у северных дайверов — губы и чуть–чуть щек) в здоровенную Цианею и чуть не потерял сознание, она была какая–то особо термоядерная. В общем, я был похож губищами на Анджелину Джоли еще половину дня, только губы меняли цвет с серого на белый, зеленый и синий. Органическая косметика для любителей дакфейса.

Аурелия, или Ушастая медуза — это самая банальная и массовая медуза мирового океана. Она есть везде. Вы все наверняка ее видели в любом море, в окенариуме, в кино или на фотках. У нее тоже есть щупальца, но совсем коротенькие и не такие стремные, как у Цианеи. Чтобы обжечься Аурелией, нужно усердно и долго натирать медузой самые нежные места. Не делайте этого. Про Аурелий даже особо рассказать нечего, но бессвязных фактов несколько есть. Фиолетовые, розовые, рыжие и белые круги (4 штуки) внутри медузы — это гонады, там яйца. А еще там живут очень крутые паразиты, которые эти гонады выедают, про них чуть позже. Аурелий едят не только паразиты, но и всякие ускоглазые азиаты и наши люди в Приморье. Чего там есть, я не понял, хрящеватая субстанция со вкусом морской воды и добавленного соуса. Иногда урожай Аурелий настолько велик, что они заполняют собой несколько метров моря довольно плотной массой. На Черном море у нас такое иногда бывает. Получается клевый кисель, в котором отвратительно мерзко купаться, но зато весело.

Гигантские сцифомедузы начинают свою жизнь в виде миллипиздрической крошки под названием эфира. Эфира — это такая недомедуза, у которой еще ничего нет, кроме рта и купола, но довольно быстро у нее появляются зачатки щупалец, которые удлиняются и умножаются в количестве прямо на глазах, рот обрастает огромной мотней ротовых лопастей, а линейные размеры с каждым днем увеличиваются процентов на тридцать. Потом меньше, конечно. Эфиры получаются бесполым путем, почкуясь на сцифистомах. Это такая стопка тарелок на ножке, которая растет где–то на дне. Каждая тарелка — это будущая медуза, самая верхняя — самая старшая. В какой–то момент тарелка становится готовой к взрослой жизни, отшнуровывается и в виде эфиры уплывает познавать мир и ловить планктон. Когда медузы вырастают, они размножаются уже половым путем, там сперма, яйца, гонады, все дела. Из оплодотворенных и развившихся яиц выходит планула — маленькая, тупая и очень примитивная личинка, просто плавающий овал с ресничками и небольшим запасом питательных веществ внутри. Овал находит подходящее место на дне, оседает туда и из него вырастает сцифистома. И так по кругу. Кстати, вы только что узнали жизненный цикл сцифомедуз. И да, живут медузы по три–четыре месяца, потом дохнут. Обычно бывает по две генерации в год. Вот как–то так они растут:


Теперь про паразитов медуз. Это тоже мои любимые ребятки, они называются Гипериями (Hyperia galba), а вся эта группа — гипериидами. Это небольшие ракообразные сантиметра в полтора ростом с огромными глазами и острыми конечностями. Они охренительно быстро плавают и практически не встречаются отдельно от медуз (встречаются, но моментально удирают). Пока гиперииды мелкие, а крупных медуз в планктоне еще нет, они живут в гребневиках и в гидромедузах (это более мелкие медузы, они чутка другие, о них позже). Как–то так:


Но как только Цианеи и Аурелии достойного размера появляются на горизонте, гиперииды сразу же перезжают в новый большой и красивый желейный домик, который будет для них едой и роддомом для следующих поколений маленьких злых рачков.


Гиперии прогрызают в медузах ходы или же заселяются прямиком в гонады, где заякориваются острыми задними конечностями, а передними отхреначивают кучки медуз и отправляют себе в рот. Иногда в одной медузе может жить несколько сотен гипериид, и это выглядит как пиздец, потому что медуза избуравлена просто в решето. Можно взять ее в руку, встряхнуть и из нее повываливается вся эта шпана, которая тут же разбежится в разные стороны.


Стоит ли говорить, что они охуенные?
Вот так это выглядит снаружи:


И да, ради таких кадров я залезаю объективом внутрь медуз и раздвигаю им гонады. Под водой. Огромной трехпалой перчаткой.

Следующие интересные обитатели планктона — это гребневики. Они такие же желейные, как и медузы, даже мягче — их даже нельзя взять рукой, так как они просачиваются между пальцами мгновенно. Короче, это оформленная сопля с рядами гребных пластинок. Рядов этих восемь штук, идущих вдоль всего тела, а сами пластинки — это склееные реснички, они умеют биться в униссон, а точнее волной, как на стадионе. Когда эти волны пробегают по телу гребневика, то отражающийся от них свет преломляется, и гребневик сверкает всеми цветами радуги. Поэтому каждый, кто видит гребневика впервые на фото или видео, думает, что они излучают свет. На самом деле они и правда излучают свет, но совсем не так. Они обладают способностью к биолюминесценции, то есть у них там внутри происходит какая–то биохимическая реакция, лишняя энергия выделяется в виде света, все дела. Я не знаю тонкостей процесса, но знаю, что если на черном море набрать ведро гребневиков, поставить его в темное место и потом пнуть, когда глаза привыкнут, то гребневики радостно засвятся нежным зеленоватым светом. Наши тоже светятся, но не так сильно, и это хуй снимешь — слишком слабый свет. В общем, водится у нас тут их несколько видов. Первый, и самый здоровый — это Протоссовский крейсер Болинопсис (Bolinopsis infundibuliformis).


Вот гребные пластинки крупным планом:


Отличительной особенностью болинопсиса является огромных размеров ебальник, которым он ловит планктон и запихивает к себе в щелевидный рот. В спокойном состоянии он такой огурчик–огурчиком, но когда собирается питается, то ввернутые внутрь боковые лопасти раскрываются во всю ширину (как два Болинпсиса), и он целенаправленно плывет ими вперед, собирая все на своем пути. Когда гребневик решает, что между лопастями оказалось уже достаточно всякого планктона, он резко схлопывается и втягивает все в себя. Рачки и прочая мелочь оказываются заключенными в огромном мягком мешке, откуда они бодро и с удовльствием переправляются в рот, а дальше в желудок. Из желудка по специальным каналам еда разносится по всему телу.

Еще один крутанский гребневик — это Берое, который у нас встречается в двух модификациях: прозрачный Beroe cucumis и более крупный Beroe abyssicola с красной глоткой. Оба могут быть размером с ладонь, таких мутантов огромных тут в марте подо льдом носит сотнями. Но чаще встречаются трех — или пятисантиметровые заморыши. Они, правда, поаккуратнее выглядят, чем крупные и потасканные. Вот кукумис:


А вот абиссикола:


Они примерно одинаково живут, поэтому у нас будет просто Берое. В отличие от Болинопсиса, у Берое совсем нет ротовых полостей, зато есть узкая щелочка в качестве рта. Под определенным углом — залупа–залупой. Вот пруф:


А с другой стороны — бесконечность!


Эта положенная на бок восьмерка называется аборальный орган, там по центру есть небольшое углубление, в котором расположен статоцист — орган равновесия с маленьким камешком, на который действую силы гравитации. Ну и от этой восьмерки еще начинаются ряды гребных пластинок, которых тоже восемь. Совпадение?!

Суперспособностью Берое является заглатывание живых гребневиков другого вида. Целиком. Наши Берое жрут Болинопсисов, причем порой в полтора–два крупнее себя размером. Происходит это следующим образом: вот плывет себе такой Берое красный, рот закрыт, пластинки бьются, и тут из–за угла значит показывается такой дерзкий гребневик в майке “ЯБОЛИНОПСИС”, НУ Я ПОДСКОЧИЛ И РЕЗКО ПЕРЕЕБАЛ ЕМУ В ЩЩИ С ВЕРТУШКИ… ой, о чем это я. Короче, как только в зону восприятия Берое попадает какой–нибудь съедобный по его мнению гребневик, то проиходит страшное — Берое разгоняется на своих гребных пластинках и мчит в сторону потенциальной еды, а его маленький щелевидный рот раскрывается примерно в полтора диаметра гребневика, и тот становится похожим на вытянутый колокол. Он врезается в мягкое тело жертвы и резким движением раздувает тело свое, всасывая в себя мягкого Болинопсиса, который безвольно компактизуется внутри Берое и впоследствии переваривается. Сцены охоты и всасывания у меня пока нет, но будет обязательно, на зато есть трагическая фотография, на которой Болинопсис на прощание сверкает гребными пластинками изнутри не в меру жадного Берое.

Последний гребневик, о котором мне хочется рассказать — это Дриодора (Dryodora glandiformis), хотя это я сам придумал, ведь у нас никто не знает, как должна выглядеть настоящая Дриодора, хотя она водится в Белом море. В общем, есть шанс, что я прав) Дриодора — это цветастая капля размеров чуть больше сантиметра с длинным щупальцами до 7–10 сантиметров. Щупальца эти сильно отличаются от медузоидных, так как у медуз они усеяны стрекательными клетками — нематоцистами, которые представляют собой такой бочонок со свернутой пружиной нитью, на конце у нити есть специальное заострение почти как у настоящего гарпуна. В бочонке — токсин, который парализует или убивает жертву, ну или «обжигает», если в применении к человеку. Из клетки торчит специальная иголочка — книдоциль, которая является спусковым курком. Как только ты трогаешь медузу, книдоциль отгибается, а свернутая нить выстреливает на довольно приличное расстояние (несколько миллиметров/сантиметр, по сравнению с размером клетки это огого), то есть оказаться уработанным можно даже без прямого контакта с щупальцами. Так вот, у гребневиков ничего этого нет, а щупальца есть. Они клейкие! И зачастую ветвятся. То есть щупальце — это целый набор ниток на самом деле, там идет одна главная нитка, а на ней уже могут расти всякие другие конструкции. Вот у Дриодоры, например, висят такие белые бульбочки, которые на поверку оказались скрученной в спираль липкой ниткой. Когда Дриодора питается, она распускает эти бульбы и вытаскивает щупальца из себя на всю длину, в таком виде в течение минут двух–трех совершает очень быстрые хаотичные движения, с кучей поворотов и ускорений. Как там щупальца не запутываются, я не понимаю, но весь процесс очень похож на художественную гимнастику с ленточкой. На самом деле, таким образом Дриодоре удается обловить небольшой объем воды целиком. Ну то есть она не тупо плывет вперед и ждет, что к щупальцам что–то прилипнет, а может целенаправленно порезвиться в небольшой группе зооплакнтона, приклеив к себе большинство. Когда еды налипло достаточно, гребневик просто втягивает щупальца внутрь тела, как–то счищает с них все съедобное и отправляет в рот.


У нас есть еще вот такой гребневик под названием Мертензия (Mertensia ovum), но про нее отдельно писать не стоит. Размером чуть крупнее Дриодоры, и щупальца красные с длинными белыми нитками, огромная такая сеть. Тоже танцует с ленточками, но не так бодро.

И еще немного о медузах. Вот есть сцифомедузы — огромные, красивые и пиздатые, а есть и мелкая невзрачная хрень, которую называют гидромедузами. Если о них не знаешь, то и не увидишь скорее всего — большинство гидромедуз мелкие (5–15мм) и совершенно прозрачные. Основное отличие гидромедуз — это вовсе не размер и внешние данные, а жизненный цикл — именно эти медузы «растут на деревьях», то есть существуют некоторую часть жизни в виде кустика — гидроидного полипа. Полип существует как отдельный организм, питается, растет и размножается, но нужен он, по сути, для производства новых медуз–мальчиков и медуз–девочек путем бесполого почкования и для пережидания неблагоприятных условий — зимнего сезона например. Есть полипы, которые потеряли медузоидную стадию, и есть гидромедузы, у которых нет стадии полипа. Там вообще масса всяких вариантов. Известный всем Португальский кораблик — это тоже гидроидное. Белое море не самое богатое на гидромедуз, но несколько разных прикольных штук у нас все же есть. Аглянта, например (Aglantha digitale). Это полуторасантиметровая медуза с красивыми ярко–красными щупальцами и восьмью сосисками внутри. Сосиски — это гонады. Аглянта обычно парит в тоще, раскинув щупальца солнышком и ловит нанопланктон, но если к ней подобраться достаточно близко или потыкать палочкой, то она в три–четыре могучих прыжка оказывается в метре от точки старта. Для штуки такого размера расстояние в метр — это очень много. Проще говоря, она охуеть как быстро плавает, даже глазом моргнуть не успеваешь.


Вторая гидромедуза — Лампочка Ильича. Бугенвиллия, короче (Bougainvillea superciliaris). Это такой крохотный шарик диаметром в сантиметр с четырьмя пучками щупалец и связкой гонад на ротовом стебельке. Заметить ее можно только по красным точкам, из которых растут щупальца, или по светлой гонаде — плывет себе такая. Потом присматриваешься, а там целая медузка. Еще Бугенвиллия очень красиво умеет скручивать щупальца в кудри, если ее припугнуть. На третьей фотке демонстрация. Напугал ее вон тот мелкий засранец, дитеныш гиперии, который дернул ее за щупальце.


Следующий номер скучный невероятно, но показать все равно надо. Лекция по биоразнообразию как–никак. Короче, это Сарсия (Sarsia tubulosa), наибанальнейшая и самая массовая гидромедузяка в Белом море. У нее 4 щупальца и огромный ротовой стебелек, иногда он свисает в три длины купола Сарсии. Интересная эта медузка только тем, что отлично сидит на гипериидах в качестве шлема (это она в комменте про гиперий) и что составляет львиную долю желейной диеты Цианей и Аурелий. Более мелкие гидромедузы ее тоже иногда жрут.


Вот эта медуза странная — Халитолус (Halitholus sp.). У нее купол разделен перетяжкой на две части. Причем с возрастом верхняя половина увеличивается почти до равной части и округляется. Получается такая плавающая восьмерка. Кстати, это единственная Беломорская гидромедуза, которая дорастает до нормальных размеров в 5–6 сантиметров. А еще Халитолус ест других гидромедуз. Вон на второй фотке кого–то сожрал, вроде бы Аглянту, которая с цветными сосисками вместо гонад.


Последняя медуза в списке — это Эгинопсис (Aeginopsis laurenti), тоже странная фигня, которая относится к отряду Наркомедуз. Не спрашивайте меня, почему их так назвали, но щупальца у них растут в другую сторону! А еще у наркомедуз отсутствует стадия полипа, поэтому вся их жизнь проходит в планктоне. Как правило, это глубоководные формы, но у нас вот есть Эгинопсис, которого можно встретить и у самой поверхности. Размер — сантиметра два–три. Ах да, еще они очень долго присутствуют в планктоне, поэтому их просто обожают гиперииды в качестве транзитного убежища.

Короче, в планктоне из достойных больше никого не осталось, разве что стрелки. Но они, сука, такие резвые, что я их не могу догнать. А если догоняю, то снять могу только общий вид — прозрачную веретоновидную палку. А интересная у них только голова (очень мелкая только):

Гидроидные полипы, которых я упоминал чуть выше, живут практически все на дне. Их настолько дохрена разных, что я расскажу только про пару любимых. Штука номер один — Эктоплевра (Ectopleura larynx), это колониальный гидроид, состоящий из десятков и сотен «цветов» на стебельке. Цветы эти хищные, и, хоть они и кустики, приросшие к земле, они все же самые настоящие животные. Эктоплевра как раз из тех гидроидов, что не имеет медузоидной стадии, а живет всю свою прикрепленную жизнь в виде колонии полипов. Размеры колоний очень разные — от пары квадратных сантиметров до поляны в полметра, а в высоту они обычно сантиметров 8–10 достигают, не больше. Так как это колония, то все стебельки так или иначе объединены в единую систему, поэтому если пожрал кто–то один, то соседним полипам тоже перепадает. Едят они ртом. Сам «цветок» на вершине стебля называется зооидом. У зооида есть два круга щупалец: внешний круг длинных ловчих щупалец (боевых) и внутренний круг ротовых, между которыми есть рот, ровно посередине. Ловчими щупальцами Эктоплевра может наохотить себе планктона, после чего передает его ротовым щупальцам, которые удерживают жертву и помогают запихивать ее в рот. Иногда довольно крупные штуки засовывает, кстати. Пока идет процесс пищеварения, у зооида иногда случается припадок неудержимой радости и он начинает шевелить всеми щупальцами в разные стороны, это даже имеет официальное научное название — концерт щупалец. О как! Непереваренные остатки выходят через то же отверстие, откуда пришли, так что рот — это жопа, у всех кишечнополостных всех такая проблема.


Довольно интересно Эктоплевра размножается. Видите светлые гроздья винограда — это гонофоры, будущие личинки. Гонофоры закладываются между внешним и внутренним кругами щупалец и развиваются в течение всего лета. Периодически какой–нибудь особо зрелый гонофор решает, что ему пора, и отваливается. В этот момент он становится Актинулой — маленькой круглой хуйнюшкой со ртом, зачатками ротовых щупалец и с несколькими длинными боевыми. Как правило, Актинула отваливается прямо вот в этот лес из переплетенных стеблей и никуда оттуда не может деться, поэтому расслабляется и отращивает себе ножку, уплотняя колонию. То же самое она сделает, если упадет рядом и все ей понравится. А вот если она упала в какое–нибудь место не очень, ну там, течением занесло в нехороший район, то на своих щупальцах, перевернувшись вниз головой, Актинула может бегать! Бегает она до тех пор, пока не найдет себе подходящее место, где можно будет перевернуться обратно и отрастить себе ножку, дав начало новой колонии, или до тех пор пока ее не сожрут, что происходит очень часто, так как Эктоплевра является кормовой базой для целой кучи организмов.

 

(c) Александр Семенов. Его фото:

Оригинал поста: http://leprosorium.ru/comments/1287660, рекомендую его поставить в закладки и читать, так как Александр будет продолжать добавлять новые комментарии с фотографиями.

P.S. Пост в рамках акции «Вывод постов с Лепры в промо ЖЖ»: http://rogovsky.livejournal.com/333003.html?thread=3621579

P.P.S. У меня есть 2 инвайта на Лепрозорий. Хотите туда попасть? Напишите в комментариях.

P. P.S. ljpromo, приди!

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Один комментарий »

  • Валерия said:

    Офигенные фото, целый космос и нереальные инопланетные существа.
    P.S. Если у вас есть еще Инвайт на лепру, пишите на почту обсудим [email protected]

Оставьте комментарий!

Оставьте ваш комментарий или trackback со своего сайта. Вы можете подписаться на новые комментарии через RSS.

Придерживайтесь темы записи. Никакого спама!

Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>