В начало » Топ

Нанопоцелуй Путина

1 сентября 2010 213 views Нет комментариев

Маленький Никитка был совсем плох. Он бездвижно лежал на своей кроватке. Лицо его совсем побледнело, глазки были закрыты, дышал слабо, с присвистом. А скорая все не ехала!

Вдруг в дверь постучали, и вошел пожилой мужчина, одетый в простую куртку, ведь она теплая, а ему ничего было больше не надо: стояла холодная осень, на дворе все было покрыто листьями и лужами, а ветер так и резал лицо.
Видя, что мужчина чего-то ожидает, мать вышла из детской, чтобы собрать для врача взятку. Мужчина же в это время подсел к кроватки и стал рассматривать пупок ребенка. Мать опустилась на стул рядом, взглянула на Никитку, прислушалась к его тяжелому дыханию и сунула деньги в карман врача.
— Вы ведь поможете, не правда ли? — сказала она. — Нам нужно ехать в больницу?
Мужчина — это был сам Путин — как-то странно ухмыльнулся; эта улыбка означать и «да» и «нет». Мать зарыдала, голова ее отяжелела, — бедная не смыкала глаз двое суток… Она отключилась, но всего лишь на минуту; тут она в ужасе встрепенулась.
— Где мой сын!? — взвизгнула она, озираясь вокруг: мужчина пропал вместе с ребенком.
На столике тренькнул афйон; связь пропала и часы остановились. Телевизор показывал одну и ту-же картинку, словно зависший компьютер.
Женщина в истерике выбежала из дома и стала растерянно озираться по сторонам.
На скамейке сидела прокаженная, в маске и шлепанцах, она сказал:
— Путин приходил к тебе, и я видела, как он увез твоего Никиту на желтом автомобиле!
— Куда? — спросила мать. — Только дай знать, и я найду его!
— В Кремль, как всегда. Там он поцелует твоего ребенка и его кровь станет нефтью, после чего зачислит его сотрудником Газпрома.

Прилетев в Домодедово, на выходе из терминала, мать остановилась. Куда теперь? Прямо перед ней стоял полицейской, синеющий от холода.
— Не проезжал ли тут Путин в желтом автомобиле?
— Проезжал! — ответил пент. — Но я не скажу, какой дорогой он поехал, пока ты не отсосешь мне.
Она упада перед ним на колени. Змейка врезалась ей в лицо, и нем выступили крупные капли крови… Зато пент весь раскраснелся, по лицу его расплылась улыбка… Кончив, полицейский указал ей дорогу.
Дорога привела ее к большому вокзалу; нигде не было видно ни поезда, ни электрички. Возкал был весь скрыт синим туманом; в билетных кассах были только рейсы VIP-Сапсана! А ей всего-то и надо было попасть в Кремль и спасти своего ребенка. И она приникла к окошку, и ее слезы, словно жемчуг падали на бездушную стойку.
— Эй, слэзами гору ни паможишь! — окликнул ее бомбила. — Я отвэзу тибя, а за это ты дашь мне в жопа!
— О, кудая я только не дам, чтобы поскорее найти моего ребенка! — сказала плачущая женщина, подсев в разбитую шаху бомбилы. Через час она стояла на контрольно-пропускном пункте.
— Как мне попасть к Путину?
— Он еще не приехал! — отвечал молодой солдатик, выписывающий пропуска к Путину. — Но как ты нашла сюда дорогу, кто помог тебе?
— Добрые люди! — отвечала мать. — Они пожалели меня, сжалься же и ты! Скажи, где мне искать моего Никиту?
— Да с какого хуя мне знать! — сказала солдатик. — Ты что, ебантяшка? На этой недели подохло куча нефтяников, и Путин скоро привезед замену. Ты ведь знаешь, что у него протезы вместо рук, словно клешни огромного стального краба. Но не каждый знает, что у него нанозубы. С виду они совсем обыкновенные, но в каждом куча мелких роботов. Поцелует он ребенка в пупок, и у того вместо крови станет нефть. Ребенок продолжает жить, только его сердце гонит не кровь, а нефть. И все они, нефтяники неразрывно связаны с нефтепроводом Газпрома. А теперь, что ты мне дашь, если я выпишу тебе пропуск?
— Любой изврат! — отвечала несчастная мать. — Классика, анал, фистинг, золотой дождь…
— Ну, уж нет! — сказал солдатик. — Я ведь гей. Лучше отдай свой паспорт, будешь на меня работать, посуду мыть да еду готовить.
— Только-то? — сказала мать. — Да я с радостью отдам тебе свой паспорт!
И она отдала солдатику паспорт, получив в обмен пропуск.
Потом она вошла в огромные подземелья Путина, где лежали вперемешку взрослые и дети; здесь плазменные панели круглые сутки зомбировали нефтяников, одни были здоровые и розовощекие, у других же повылазили вены черного цвета; люди были разные русские, таджики, казахи. У каждого висела бирка, где были указаны имя и возраст; каждый нефтяник был подключен к общему нефтепроводу. Многие срослись так, что было невозможно понять, где человек, а где труба.
— Никита! — вскрикнула она, протягивая руку к маленькому мальчику, который печально смотрел в пустоту. Его живот был девственно чист. — Нецелованный, обрадовалась мать!
— Эй, не трогай, иначе ты сделаешь его навсегда идиотом! — крикнул солдат ей в спину. — Лучше стань возле него и, когда Путин придет, не давай ему поцеловать его, пригрози вырвать трубы из нефтяников. Этого он испугается — он ведь отвечает за них перед государством; ни один нефтяник не должен быть отключен без его приказа.
Вдруг в спину жарко пахнуло нефтью, и мать догадалась, что Путин приехал.
— Как ты нашла сюда дорогу? — спросила Смерть. — Как ты могла опередить меня?
— Я женщина! — отвечала та; твоя Лада говно!
А Путин нагнулся было своими бледными губами к худенькому животику , но мать быстро прикрыла его рукою. Тогда Путин клацнул протезом; клешня была острее бритвы, и рука матери упала на пол.
— Не тебе тягаться со мною! — промолвил Путин.
— Но наш народ сильнее тебя! — сказала мать.
— Я ведь только исполняю его волю! — отвечал Путин. — Я его раб, беру его детей и подключаю их к великому нефтепроводу, они получают удовольствие, всегда сыты и в тепле.
— Отдай Никиту! — закричала мать, заливаясь слезами, а потом вдруг схватила здоровой рукой пучок трубочек, по которым струилась нефть: — Клянусь, я оборву их!
— Не трогай! — сказал Путин. — Ты говоришь, что ты несчастна, а сама хочешь убить других детей!..
— Других детей! — повторила бедная женщина и сейчас же разжала руку.
— Я покажу тебе будущее твоего сына. Посмотри же, на что ты обрекаешь его!
И мать взглянула на сайт Путина и увидела отсутствие перспектив, образования, достойной работы и жизни. Кругом была тоска и отчаянье.
У матери вырвался крик ужаса.
— Спаси, молю тебя! Спаси моего сына от всех этих бедствий! Лучше возьми его! Унеси его в Газпром! Забудь мои слезы, мои мольбы, все, что я говорила и делала!
— Я не пойму тебя! — сказал Путин. — Хочешь ты, чтобы я отдал тебе твое дитя или чтобы поцеловал его в живот?
Мать заломила руки, упала на колени и взмолилась:
— Не слушай меня, великий Путин! Не слушай, делай как лучше, ты знаешь все!
И она поникла головою…
А Путин поцеловал ее ребенка в живот.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 3,00 out of 5)
Загрузка...

Оставьте комментарий!

Оставьте ваш комментарий или trackback со своего сайта. Вы можете подписаться на новые комментарии через RSS.

Придерживайтесь темы записи. Никакого спама!

Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>